Амальфитанское побережье: острова Ли Галли

Амальфитанское побережье: острова Ли Галли

Как-то раз русский хореограф Мясин из труппы Дягилева, гостивший в Позитано (Италия) на вилле у своего друга Михаила Семенова (которого местное население прозвало русским сумасшедшим, потому что выпивал он уже с утра, устраивал шумные богемные вечеринки и любил ходить голым) , открыл окна и увидел вдалеке 3 торчащие из воды скалы. Это были необитаемые острова Ли Галли. Запали они Мясину в душу, и он их купил. Его тоже за столь странный поступок посчитали сумасшедшим. Ну кому нужны необитаемые скалы?
Но Мясин построил виллу на одном из островов, оборудовал зал для репетиций, и даже намеревался построить здесь театр. Острова ожили и стали центром притяжения богемы. Позже Мясин скажет, что острова были его источником вдохновения, так необходимого для творческой души.
После его смерти острова купил Нуриев, и переоборудовал дом в роскошную виллу в мавританском стиле.
Вот если Мясина уже местная публика не помнит или помнит плохо, то Нуриева здесь помнят хорошо. С кем бы здесь,в Позитано, не завязывался из местного населения разговор, все сразу спешат просвятить про Ли Галли и Нуриева. Нуриев тоже шокировал народ, потому что любил, после бокала шапманского, сбрасывать набедренное полотенце и плавать с лодки голым.
Уже после смерти великого танцора острова купит предприниматель Джованни Руссо, что с итальянского переводится как Иван Русский. Руссо переоборудовал виллу в отель, и сегодня можно пожить недельку в нем за очень приличную сумму.

Островами можно любоваться издалека, например, из близлежащего богемного городка Позитано. Или подъехать на катере, остановиться в нескольких  метрах от островов и искупаться.

С островами тесно связан один мифологический сюжет.
Ли Галли считаются островами, на которых жили три сирены: Лигея, Левкосия и Партенупе. Сирены — это существа, изначально птицы с женской головой (это только в Средневековье сирен стали изображать русалками с рыбьим хвостом), завлекающие проходящие мимо корабли своим чудным пением и способствующие их гибели.
Это здесь, по легенде, мимо островов Ли Галли, плыл Одиссей, когда, предупрежденный прорицательницей Цирцеей об опасности сирен, приказал привязать себя к мачте, а команде залепить уши воском. Таким образом Одиссей миновал опасность, а три сирены от отчаяния бросились в море.
Плавать они не умели (они же пернатые), а потому утонули. Море вынесло сирену Партенопе на место, где возник Неаполь (Неаполь вначале так и назывался — Партенопе) и Неаполитанский залив. Другую, сейчас не вспомню которую — Левкосию или Лигею — море выбросило на место, где возник Салерно и Салернский залив. И наконец третья оказалась выброшенной на мыс Пунта Кампанелла, на самый кончик Соррентийского полуострова, разделяющий оба залива. Вот такая у сирен судьба, раскидало их по Тирренскому морю, поэтому в этих местах и по всему Амальфитанскому побережью, от Позитано до Амальфи, вы наталкиваетесь на изображения сирен повсюду — на керамике, на посуде, на домах, на цветочных горшках. Везде. Это берег сирен.
Даже знаменитый в Позитано отель Le Sirenuse взял себе в эмблемы сирен. Но мне нравится их интерпретация: Они изобразили сирен как хранительниц домашнего очага. Правда же лучше, чем корабли разбивать?